Со Светлым Христовым Воскресением!!!

 

Со Светлым Христовым Воскресением!!!

 

 

 

Дорогие наши читатели. Дорогие земляки. Сейчас все православные готовятся встретить Воскресение Христово- Светлый праздник Пасхи.

Центр по работе с книжными памятниками не может пройти мимо этого события. Как Вы сами понимаете, на Руси испокон веков это был один из главнейших праздников. Поэтому мы сегодня предлагаем окунуться в атмосферу празднования Пасхи сто лет назад.

 И помогут нам в этом несколько журналов начала ХХ века. В конце ХIХ и начале ХХ веков издавался журнал «Душеполезное чтение»— ежемесячный богословский журнал. Возник по инициативе священника А. И. Ключарева (в монашестве Амвросий, архиепископ Харьковский) и при активном содействии Филарета, митрополита Московского. И приведем несколько иллюстраций празднования Пасхи на Дону из приложения к газете «Приазовский край».

 

Я постараюсь просто процитировать несколько статей из этого журнала. Оговорюсь сразу- весь наш коллектив они взяли за душу, и заставили по- новому взглянуть на то, что окружает нас  на события этой предпасхальной недели.

Первое- «Слово» Священника Арсения Разумихина. ( Апрельский выпуск 1906 года нашегго журнала).

Цитирую полностью. Стиль первоисточника.

 «РАДУЙТЕСЯ!»

Радуйтеся! (Матф. 28, 9). Таким приветствием встретил воскресший Господь св. Жен Мироносиц, шедших возвестить радостную весть о воскресении ученикам Его. Тоже воззвание к духовной радости слышим и мы, братие, —в особо радостных церковных песнопениях настоящей пасхальной седмицы. Но отвечаем ли мы, как должно, — на это воззвание к нам св. Церкви?

Присутствуя при торжественном пасхальном богослужении,— чувствуем ли в себе полноту радости о воскресении Христовом? К сожалению, многие из нас должны признаться, что, во время всерадостного пасхального торжества св. Церкви, сердце их остается нередко холодным и нечувствительным к радости, и торжественные пасхальные песнопения не возбуждают в них того живого трепетно-радостного чувства, с каким они бывало в годы своего детства проводили светлые дни праздника Пасхи. Отчего происходит такая холодность? Чем омрачается и погашается в сердцах наших духовная радость настоящих светлых и всерадостных дней?

Омрачает, а иногда и совершенно погашаете в нас эту светлую духовную радость тот мрак сомнений и колебаний в вере, который овладеваете многими из христиан нашего времени. Радоваться чистою христианскою радостью способны только люди, твердо и в простоте сердца верующие, те, которые, по слову Апостола, не видевшие Иисуса Христа, любят Его, и на Него же ныне не зряще, веруют  в Него (1 Петр. 1, 8).

Когда же умом овладевают сомнения в вере, то вместе с тем и сердце охладевает к христианской радости. Но опасно для нас, братие, на долгое время оставаться на этом пути сомнений и колебаний в вере: предаваясь им, мы легко можем дойти до совершенного неверия, а вместе с тем — подвергнуться и вечному осуждению (Марк. 16, 16). Чем же и как мы можем уничтожать в себе, возникающие в нас, сомнения в истинах веры, и в частности в истине воскресения Христова, которое служит основанием всей нашей веры (1 Кор. 15, 17)?

Познание и уразумение Слова Божия—вот самый верный путь и надежнейшее средство к уничтожению в себе сомнений и маловерия. Из евангельского повествования о явлениях воскресшего Господа мы узнаем, что недуги сомнений и маловерия в истину воскресения Христова, возникавшие при первом благовестии о нем в обществе Апостолов, врачевались и уничтожались Самим Господом чрез продолжительное изъяснени Св. Писания, по крайней мере, в некоторых случаях (Лук. 24, 27. 45). Если таким образом Господь находил нужным изъяснением Св. Писания утверждать веру в Апостолах, которым Сам Он являлся видимым и непосредственным образом, то тем более нам, слабейшим по вере св. Апостолов, необходимо с усердием внимать пророческому и евангельскому слову, якоже светилу, сияющу в темном месте (2 Петр. 1, 19). Внимательное чтение или слушание Слова Божия даст нам возможность видеть, что основание нашей веры—истина воскресения Христова—ясно засвидетельствована св. Апостолами, очевидцами воскресшего Господа: к ним Он являлся в продолжение сорока дней по Своем воскресении; с ними беседовал; пред ними вкушал пищу и питие; им позволял осязать руки и ноги и ребра Своя. Пред их же глазами и вознесся на небо. Могли ли   посему св. Апостолы обмануться в действительности воскресения Своего Божественного Учителя, и может ли быть у нас какое-либо основание не доверять этому свидетельству очевидцев и служителей Слова? Откуда, далее, в самих Апостолах и их последователях могли явиться та неустрашимость и то мужество, с каким они ради воскресшего Господа решались терпеть все виды мучений и смерти, если в них не было твердой уверенности в истине Его воскресения? Каким образом, наконец, св. Апостолы могли совершать те чудотворения, о которых повествует нам книга Деяний апостольских, если бы Сам воскресший Господь не подавал Своей благодати и силы к их совершенно? Будем, братие, особенно в настоящие светлые дни праздника, назидать себя живым и действенным Словом Божиим: оно, острейшее паче всякого меча обоюду остра, проходящее до разделения души и духа, может рассеять всякий мрак сомнений и маловерия в душе нашей и озарить  сердце наше миром и радостью воскресения Христова.

Светлая духовная радость весьма нередко также помрачается в нас житейскими скорбями и заботами. «Как мы можем радоваться и ликовать, когда нас угнетают несчастья и скорби, тяготит бедность, озабочивает неудача в делах», —думают, может быть, некоторые, слыша глас св. Церкви, призывающий всех нас к радости и веселью в эти светлые дни. Но, что значат все наши временные несчастья и скорби сравнительно с той полнотой небесных благ и дарований, которые стяжал для нас воскресший из гроба, Победитель ада и смерти? Можем ли мы называть себя бедными и несчастными, когда для нас отверсты двери рая, когда нас призывает в светлый чертог Свой Сам Царь небесный? Нужно только с покорностью и надеждою предать себя вседействующей руке Промысла Божия, и она приведет нас к получению таких сокровищ, которых мы и вообразить теперь не можем, и которые уготовал нам на небесах воскресший из мертвых Господь наш.

Наконец, у многих из нас светлая духовная радость погашается теми внешними и суетными удовольствиями, которым мы предаемся, особенно в праздничные дни. Когда вся мысль и все сердце наше бывают заняты такими внешними и суетными удовольствиями, то в душе нашей уже не остается места для радостей высших, духовных. Идиже бо есть сокровище ваше, ту будет и сердце ваше (Матф. 6, 21). Но доставляют ли нам истинное счастье все временные и суетные удовольствия? Нет, по большей части они оставляют одну только пустоту в душе нашей, а весьма нередко расстраивают и нашу душу и тело. Посему благоразумно ли с нашей стороны предаваться подобного рода удовольствиям, и ради их оставлять духовные христианские радости, которые могут служить для нас предначатием вечно-блаженных радостей на небе, идиже празднующих глас непрестанный и безконечная сладость зрящих доброту Лица Господня неизреченную?

Постараемся же о том, чтобы не омрачать и не погашать в себе чем-либо в эти светлые дни духовной радости о воскресении Христовом. Разделим эту радость со страждущими и нуждающимися, в лице которых Сам Господь является к нам, по слову Его: понеже сотвористе единому сих братий Моих меньших, Мне сотвористе (Матф. 25, 40). Кто знает, быть может, в то время, когда мы теперь ликовствуем и радуемся, кто-нибудь из братий наших, застигнутых бедствием, не имеет куска черного хлеба, чтобы напитать себя? Прострем им руку нескудной помощи, чтобы они, не стесняемые, по крайней мере, недостатком пропитания, могли праздновать светлые дни воскресения Христова. Вместе с тем, будем усердно просить воскресшего из мертвых Господа, чтобы и наша радость была совершенна (1 Иоан. 1, 4), если не здесь на земле, то особенно на небе, в невечернем дни Его царствия.

О Пасха велия и священнейшая Христе! О Мудросте и Слове Божий и Сило! Подавай нам истие Тебе причащатися в невечерним дни царствия Твоего!»

Честно говоря, меня (И. Касаркина) эти слова заставили задуматься о многом.

 

А второй журнал  всех работников нашего Центра просто потряс. Выпуск Пасхальный апрель 1903 года.

Я их привожу по первоисточнику. А уж каждый из наших читателей пусть судит по-своему.

 

«ВЕЛИКИЕ ДНИ И ИХ ОТРАЖЕНИЕ В ХРИСТАНСКОЙ ПОЭЗИИ

Земная жизнь, без мысли и заботы о небесной, с христианской точки зрения, есть сон, а исключительное погружение в жизнь мира, с его радостями и утехами, есть обманчивая греза. Пробудить душу от этого сна, обратить ее на саму себя, сосредоточить на мысли о ее собственной немощи в деле спасения и необходимости для грешного человечества великого искупительного дела Спасителя: вот первая и главная цель всего велико- постного богослужения.

«Душе моя, душе моя, восстани, что спиши», — поет Церковь, начиная уже с самых первых дней Великого поста. И христианская поэзия вторит ей:

 

Душа моя, восстань! Душа моя, проснись

От тягостного сна!

Душа, войди в себя, опомнись, осмотрись!

Ты вся во тьме грехов погружена!..

Зачем ты вверяешься морю сует,

Мечтам своей жалкой дремоты?—

И радости жизни, и горестей след,

И смутные сердца заботы,

Покоя отрада, и время труда,

И шум повседневных событий,—

Все это проходить для нас навсегда,

Как сон, поутру позабытый.

А ты, средь потока волнений мирских,

Забыла, куда им влечешься.

Не помнишь священных обетов своих,

Не мыслишь о том, не печешься:

Взошла ль в тебе жизни бессмертной заря?

Начался ли подвиг твой трудный?

И с чем ты предстанешь пред Бога-Царя,

Воздать ему слово в день судный?..

(Граф П.И. Капнист)

 

Грозный вопрос!.. Проснись же душа от тягостного сна, всмотрись в смысл жизни, своей и игровой, и ты изумишься величию того, что совершено для её возрождения и обновления:

 

Когда весь мир в кромешной мгле

Подвергся вечному проклятью,—

Явилась Правда на земле,

Но отдал мир Ее распятью ...

(Граф П.И. Капнист)

 

И начинает тогда понимать душа, пробужденная от своей дремоты и сосредоточенная на великом, мировом Голгофском событии, ежегодно воспоминаемом Церковью в дни Страстной седмицы, начинает понимать,—

 

…что значит для людей

Смерть на Кресте Учителя благого:

То—мировой судьбы переворот.

Явленье в жизнь и чувств, и мыслей новых;

Между людьми падение преград...

Вознесено, что было в доле низкой;

Низвергнуто, что было высоко;

Исканье благ нетленных, жажда правды;

И торжество духовной красоты,

И сладость слез, неведомая прежде ...

 (Жемчужников)

 

Наклонность грешной человеческой души к беспечному, непробудному, греховному сну, полному обольщающих грез, с одной стороны, и зов Божественной Благодати, стремящейся пробудить ее из этого сна: такова обычно наша жизнь. Так было и в тот великий, исключительный момент, на котором сосредоточивает наше внимание Церковь в дни Страстной седмицы. Даже ближайшие ученики Спасителя были объяты Сном, когда Он в саду Гефсиманском молился в виду предстоявших Ему крестных страданий.

Припомним дивную картину, начертанную, на основании евангельского сказания, проникновенно-страдальческим пером одного из задушевнейших наших поэтов, И. С. Никитина,— «Моление о Чаше»:

 

Темнеет... всюду тишина...

Вот ночи вспыхнули светила,—

И ярко полная луна

Сад Гефсиманский озарила.

В трав под ветвями олив

И померанцев неподвижных

Сыны Божественного Слова

Спять три апостола всемирных,

И сон их сладок, и глубок.

Один Учитель лишь не спал...

Голгофский крест предвидел Он

И, чувством скорби возмущен,

Отцу молился одиноко:

«Отец! Отец! душа Моя

В немой тоске изнемогает,

Картина будущего дня

Мне сердце кровью обливает;

Я знаю, этот день придет,—

На жертву отданный народу,

Твой Сын Божественный умрет,

Умрет за общую свободу...

Проклятье черни загремит

Над головой, венцом покрытой,

И подвить жертвы очернит

Насмешка злобы ядовитой,            .           ,

И те, которым со креста

Пошлю Я дар благословенья,

С улыбкой гордого презренья

Подымут руки на Христа…

Отец! Отец! Пусть чаша эта

Минует Сына Твоего:

Мне горько видеть злобу света

За искупление его!

Но если Твоему народу

Позор Мой славу принесет,

Пускай за общую свободу

Сын человеческий умрет!

Молитву кончив, грусти полный,

К ученикам Он подошел

И, увидав их сон спокойный,

Сказал им: «встаньте, час пришел?

Оставьте сон свой и молитесь,

Чтоб в искушение не впасть,

Тогда вы в вере укрепитесь

И с верой встретите напасть».

Сказал—и тихо удалился

Туда, где прежде плакал Он,

И, новой скорбью возмущен,

На землю пал Он и молился:

«Отец! Ты в мир Меня послал,

Но Сына мир Твой не приемлет;

Ему любовь я завещал,

Моим глаголам он не внемлет,

Я был врачом его больных,

Я за врагов Моих молился,—

И надо Мной Ерусалим,

Как над обманщиком, глумился.

Народу мир Я завещал,—

Народ судом Мне угрожает;

Я в мире мертвых воскрешал,—

И мир Мне крест приготовляет!..

Отец! Отец Мой! чаша эта

Да мимо идет от Меня!

Ты Бог любви, начало света,

И все возможно для Тебя!

Но если кровь нужна святая,

Чтоб землю с небом примирить,

Твой вечный суд благословляя,

На крест готов Я восходить!»

И снова, тайной грусти полный,

К ученикам Он подошел

И, увидав их сон спокойный,

Сказал им:  «встаньте—час пришел;

Уж не далеко царство славы,

Близка великая борьба.

Молитесь: скоро в день кровавый

Земли окончится судьба».

Сказал и снова удалился

Под тень смоковниц и олив.

 И там, колена преклонив,

Опять Он плакал и молился:

«Отец! Отец! Мне тяжело!

Мой ум колеблется, темнеет;

Все человеческое зло

На мне едином тяготеет;

Позор людской,—позор веков,—

Все на себя Я принимаю,

Но сам под тяжестью оков,

Как человек, изнемогаю...

Отец! спаси же Свой народ!

Дай мне на подвиг укрепленье!

И Сын Твой с радостью умрет

Великой жертвой примирения!..»

И руки к небу Он поднял

И весь в молитву превратился...

Огонь лицо Его сжигал,

Кровавый пот по нем струился…

И вдруг с безоблачных небес,

Эдема блеском окруженный,

Явился в сад уединенный Глашатай Божиих чудес.

Был чуден взор его спокойный,

И безмятежно и светло

Одушевленное чело;

И лик сиял, как полдень знойный,

И близ Учителя он стал,

И речью свыше вдохновенной

Освободителя вселенной

На славный подвиг укреплял,

И сам, подобный легкой тени,

Но полный благодатных сил,

Свои воздушные колени

С молитвой пламенной склонил.

Луна сияла. Небожитель

Спешил в Эдем по облакам;

Меж тем могучий Искупитель

Опять пришел к ученикам,

И в это чудное мгновенье

Как был Он истинно велик,

Каким огнем одушевленья

Горел Его прекрасный лик!

Как ярко отражали очи

Всю волю твердую Его,

Как любовались на Него

Светила бледной полуночи!..

И вот Учитель им сказал:

«Вставайте: близок день печали,

И час предательства настал!»

И звук мечей остроконечных

Сад Гефсиманский пробудил,

И отблеск Факелов зловещих

Лицо Иуды осветил...

 

Искушение сна и беспечной дремоты, сильное даже над избранниками Божьими, еще сильнее, конечно, над людьми обыкновенными. Но с того, великого в духовной жизни человечества, момента, когда Воскресший пробудил человечество к новой жизни, подпадение этому искушенно сделалось уже особенно преступно. Ибо к духовному бодрствованию теперь призывает человека не только Церковь, но, кажется, уже вся природа, как это, между прочим, изображено в прекрасном стихотворении Полонского, написанном для детского журнала:

 

Весть, что люди стали мучить Бога,

К нам на север принесли грачи;

Потемнели хвойные трущобы,

Тихие заплакали ключи...

На буграх каменья обнажили

Лысины, прикрытый в мороз,

И на камни стали капать слезы

Злой зимой ощипанных берез.

И другие вести, горше первой,

Принесли скворцы в лесную глушь;

На кресте распятый, всех прощая,

Умер Бог, Спаситель ваших душ.

От таких вестей сгустились тучи,

Воздух бурным зашумел дождем;

Поднялись—морями стали реки.

И в горах пронесся первый гром.

Третья весть была необычайна:

Бог воскрес, и смерть побеждена.

Эту весть победную примчала

Богом воскрешенная весна.

И кругом луга зазеленели,

И теплом дохнула грудь земли,

И, внимая трелям соловьиным,

Ландыши и розы зацвели...

 

И посмотрите, что происходит теперь на Руси святой, под влиянием этих призывов к пробуждению, исходящих, кажется, от всей природы!.. Повсюду и всякий, кто может, спешит в храм Божий, чтобы освятиться участием в богослужении великих дней.

Вот одна из таких картин, которую мы находим в стихотворении Некрасова, написанном также для детей:

 

Стемнело... Болтая

С моим ямщиком,

Я ехал все тем же

Высоким холмом.

Взглянул на долину,

Что к озеру шла,

И вижу—долина

Моя ожила:

На каждой тропинке,

Ведущей к селу,

Толпы появились;

Вечернюю мглу

Огни озарили:

Куда-то идет

С пучками горящей

Соломы народ...

Куда? Я подумать

О том не успел,

Как колокол громко

Ответ прогудел.

У Божьего Храма

Сходились тропы,-

Народная масса

Сдвигалась, росла…

Чудесная, дети,

Картина была.

 

В заключение приведем еще одно стихотворение, показывающее, как дорог, как особенно дорог Светлый праздник, столь торжественно встречаемый и празднуемый у нас, на Руси святой, людям, находящимся на чужбине, вдали от родины стихотворение г. Минского:

 

На родине теперь встречают праздник чудный:

Пустынны улицы и храмы многолюдны;

Все молятся и ждут,—и вот она сошла—

Торжественная песнь. Гудят колокола,

И слитный благовест уносит гимн воскресный

И в тишину полей, и в темный свод небесный;

В природе, и в сердцах весну он разбудил,—

И Галилеянин еще раз победил.

 

Да, Христос воскрес, и  Галилеянин еще раз победил, как вечно будет побеждать, воскрешая веру в Себя даже в холодных и духовно умерших душах.

И разносится весть об этом повсюду в христианском мире: воистину, «во всю землю изыде  вещание и в концы вселенныя глаголы»,—святые и отрадные для христианского сердца глаголы о светлой радости Воскресения!»

 

Я процитировала статью полностью. Авторская подпись «А. В.».

Конечно. навряд - ли мы узнаем подлинное имя автора статьи. Но, честно говоря, меня она потрясла, так же, как и мою коллегу - Валентину Ивановну Лебедеву, нашедшую этот материал.

Читая эти строки, понимаешь весь подвиг Христа, принявшего ужаснейшую смерть за всех нас. А ведь он тоже был человек. Прочтите внимательно стихи Никитина, и поймите весь ужас его положения. Он знал про свой крестный путь и молил Отца помочь ему. Но Он знал, что пройдет этот путь до конца.

И так хочется  верить, что эта жертва принесена не зря, и что человечество проснется от спячки, и Пасха станет именно очищением Души. И мир от  нашего преображения и нашей любви станет светлее и чище.

С Воскресением Христовым всех наших читателей. И пусть Господь хранит всех нас и оберегает».

 

Ирина Касаркина. Зав. центром по работе с книжными памятниками ЦБС г. Новочеркасска.