А.М.Горький. Парадоксы судьбы

СЦЕНАРИЙ

  ЛИТЕРАТУРНО-МУЗЫКАЛЬНОГО ВЕЧЕРА

«А.М.ГОРЬКИЙ. ПАРАДОКСЫ СУДЬБЫ»

(к 150летию со дня рождения)

На переднем плане выставка, посвященная жизни и творчеству Максима Горького. На рояле портрет писателя и цветы. Слева от рояля располагается экран, на котором меняются слайды с фотографиями из жизни Горького. Под инструментальную музыку гости и участники занимают свои места.

ВЕДУЩИЙ:

Максим Горький… Он вошел в литературу как певец революции, такой прижизненной славы не удостаивался никто из писателей - его восславили, словно живого Бога. Спустя полвека после его смерти одно за другим посыпались разоблачения: мол, сломался под гнетом советской власти, продал душу, сочинил собственную легенду - провинциальный бродяга, отчаянный бунтарь, сумрачный мыслитель. Пожалуй, нет в русской литературе художника со столь насыщенной, подробной и столь же противоречивой биографией.

Юбилей писателя вновь дает нам возможность поговорить о Максиме Горьком как о великом мастере художественного слова и как о человеке, ставшем легендой ещё при его жизни.

ТАТЬЯНА КАПЛЕНКО. «СЕРЕНАДА». ШУБЕРТ.

ВЕДУЩИЙ:

Алексей Максимович Пешков родился в 1868 году в Нижнем Новгороде, в большом деревянном доме на Ковалихинской улице, принадлежавшем его деду Василию Васильевичу Каширину. Несмотря на известность писателя, биография Горького, особенно в детстве, полна неопределенностей. Его отец, Максим Савватиевич Пешков (1840-1871), происходил из мещан Пермской губернии. Дед Горького – Савватий Пешков – был человеком крутого нрава: дослужился до офицерского чина, но за жестокое обращение с подчиненными был разжалован и сослан в Сибирь. Его отношение к сыну Максиму было не лучше, по причине чего тот несколько раз убегал из дому. В возрасте же 17 лет ушел из дома навсегда – после этого сын с отцом больше не виделись.

Максим Пешков был талантливым, творческим человеком. Он обучился ремеслу краснодеревщика, осел в Нижнем Новгороде и стал работать столяром в пароходстве И.С.Колчина. Здесь он женился на Варваре Васильевне Кашириной (1842-1879), которая происходила из семьи нижегородских купцов. Согласие на брак дала лишь мать невесты – Акулина Ивановна, отец же – Василий Васильевич Каширин – согласия не давал, но потом смирился с браком дочери.

Весной 1871 г. Максим Пешков уехал с семьей в Астрахань, где начал работать управляющим астраханской конторой пароходства Колчина. Летом 1871 г. Максим Савватиевич, выхаживая заболевшего холерой Алешу, заразился сам и умер. Варвара Васильевна с сыном вернулась в Нижний Новгород в дом отца.

Дед Горького – Василий Васильевич Каширин – в молодые годы был бурлаком, затем разбогател и стал владельцем красильной мастерской. В свое время он был старшиной красильного цеха, избирался гласным (депутатом) нижегородской Думы. Кроме деда Горького, в доме жили два его сына со своими семьями. Лучшие времена для семьи Кашириных прошли – из-за фабричного производства бизнес шел к упадку.

Горький считал, что мать не любила его, видя в нем виновника несчастий, и поэтому отстранилась от него. Сегодня уже никто не узнает, правда ли то, что эта несчастная женщина взвалила вину за смерть мужа на собственного ребенка, но много ли смысла в поисках истины, если маленький человек почувствовал свое горе именно так?

О своем сиротском, полном ужасов, детстве Горький позже напишет в автобиографической повести. В реальности же дедушка был не таким уж злобным, каким он описан уже зрелым Горьким, именно он обучил мальчика в шестилетнем возрасте по церковным книгам грамоте, дядья не проламывали никому головы надгробными крестами и не сводили в могилы собственных жен, а бабушка Акулина - единственный светлый образ «Детства», - напротив, была не таким уж ангелом, любила выпить и не всегда знала меру.

Взросление мальчика тоже было непростым - мать, к тому времени снова вышедшая замуж, еще больше отгородилась от сына - что поделать, тот, кажется, не поладил с отчимом. Дед отправил Алешу в школу, в которой ему совсем не понравилось. К мальчику, чтоб не удрал, даже приставили человека, провожающего на занятия. Но учебу все равно пришлось оставить - Алеша заболел оспой. Он даже чуть не умер. Причем дважды. Первый раз от самой болезни, а второй от того, что то ли в бреду, то ли в обиде на родных выпрыгнул из постели в чердачное окно.

За мальчика взялась мать. В Кунавине, пригороде Нижнего, где она жила тогда с новым мужем, она отдала Алешу в слободское начальное училище. Из трех положенных лет, он с горем пополам закончил только два. В 1879 г. мать умерла от чахотки. А престарелый дед, к тому времени уже почти разоренный непутевыми сыновьями, только и смог, что отправить внука «в люди» - то есть на работу по найму, «в услужение».

Правда, тут стоит пояснить, что на самом деле дед не бросил Алешу на произвол судьбы, а определил к знакомому в магазин не столько зарабатывать пропитание, сколько учиться на приказчика. Там, к слову уже работал другой внук Каширина - Саша. Но у Алексея не сложилось, он обварил себе руки. Тогда дед пристроил его к родственнику, чтоб Алеша освоил мастерство чертежника. Оттуда в тринадцать лет Алексей убежал - точнее сказать уплыл по весне на пароходе. Так до шестнадцати лет он и мотался: плавал, работал, воровал, скитался с босяками, изредка навещал деда с бабкой и снова плавал - словом, жил запоем.

МУЗЫКАЛЬНЫЙ НОМЕР. «МАТЧИШ»

ВЕДУЩИЙ: По легенде, именно в своих странствиях юный Алеша Пешков приохотился к чтению. А пристрастил его к этому занятию якобы пароходный повар - некто Михаил Смурый. Существовал ли он в реальности, нельзя сказать точно, но миф получился красивый - про колдовской сундук, полный маленькими томиками в кожаных переплетах, которые мальчик читал дни и ночи напролет.

В 1884 г. Алексей Пешков поехал поступать в Казанский университет. Учиться ему так и не пришлось - для поступления, во-первых, не хватало знаний, во-вторых в это время были уменьшены квоты для студентов «из народа». Но зато его друг Алексей Евреинов ввел Алексея в круг своих знакомых, где было много прогрессивно настроенной молодежи из казанского отделения «Народной воли». Правда, приезжий малообразованный нижегородец был там незаметен, больше молчал и слушал, забившись в уголок темной конспиративной квартирки, где проводились студенческие сходки. Пламенные речи юных народовольцев легли на благодатную почву - будущий писатель решил посвятить свою жизнь служению революционной идее. Хотя все могло окончиться, еще не начавшись: в 1887 году 19-летний Алексей Пешков совершил попытку самоубийства. Стрелял он неудачно. Пуля не попала в сердце, а застряла в легком. Он мог умереть на месте от потери крови, если бы поблизости не оказался ночной сторож Федоровского монастыря Мустафа Юнусов. Раненого Пешкова увезли в земскую больницу. Точные причины такого поступка не известны, однако некоторые исследователи полагают, что причиной самоубийства могла стать неразделенная любовь. Горький, как сам потом писал, быстро выздоровел. На этом «казанские университеты» будущего писателя закончились.

ВИКТОРИЯ БУРАВЕНСКАЯ. «ЗВЕЗДНАЯ НОЧЬ». ДЕБЮССИ.

ВЕДУЩИЙ: В последующие годы Горький сменил множество профессий, объехал и обошел половину России. В сентябре 1892 г., когда Горький жил в Тифлисе, в газете «Кавказ» был опубликован его первый рассказ «Макар Чудра». Весной 1895 г. Горький, переехав в Самару, стал сотрудником «Самарской газеты», в которой вел отделы ежедневной хроники. В том же году появились такие его известные рассказы, как «Старуха Изергиль», «Челкаш», «Однажды осенью», «Дело с застежками» и другие, а в одном из номеров «Самарской газеты» была напечатана знаменитая «Песня о Соколе». А переломным в судьбе Горького стал 1898 г., когда отдельным изданием вышли два тома его сочинений. Издание имело чрезвычайный успех и мгновенно разошлось. В 1899 г. точно так же разошлось новое издание в трех томах. В следующем году начали печататься собрания сочинений Горького. В 1899 г. появилась его первая повесть «Фома Гордеев», также встреченная с необычайным воодушевлением. За считанные годы Горький превратился из никому неведомого писателя в живого классика, в звезду первой величины на небосклоне русской литературы. В Германии сразу шесть издательских фирм взялись переводить и издавать его сочинения. В 1901 г. появились роман «Трое» и «Песня о Буревестнике». Последняя была немедленно запрещена цензурой, однако это нисколько не помешало ее распространению. По свидетельству современников, «Буревестника» перепечатывали в каждом городе на гектографе, на пишущих машинках, переписывали от руки, читали на вечерах среди молодежи и в рабочих кружках. Многие люди знали ее наизусть. Но подлинно мировая слава пришла к Горькому после того, как он обратился к театру. Первая его пьеса «Мещане» (1901 г.), поставленная в 1902 г. Художественным театром, шла потом во многих городах. В декабре 1902 г. состоялась премьера новой пьесы «На дне», которая имела у зрителей совершенно фантастический, невероятный успех. Постановка ее МХАТом вызвала целую лавину восторженных откликов. В 1903 г. началось шествие пьесы по сценам театров Европы. С триумфальным успехом она шла в Англии, Италии, Австрии, Голландии, Норвегии, Болгарии и Японии. Горячо встретили «На дне» в Германии. Только театр Рейнгардта в Берлине при полном аншлаге сыграл ее более 500 раз!

ВАЛЕРИЯ ДИДЕНКО. «ТОСКА ПО ВЕСНЕ». МОЦАРТ.

ВЕДУЩИЙ:

Открыто выражать сочувствие революционному движению писатель начал с 1901 года, будучи уже известным русским писателем. Что побудило его стать на опасную тропу революционера-практика? Ведь бездумный юношеский романтизм к 30 с лишним годам наверняка выветрился. Не будем долго гадать, а последуем совету французов - «шерше ля фам».

Такая роковая женщина возникла в жизни Горького в самом начале века - актриса Художественного театра Мария Фёдоровна Андреева. Именно из-за нее Алексей Максимович, прожив в браке восемь лет, оставил жену с двумя детьми - семилетним Максимом и трехлетней Катей. Мария Федоровна Андреева оставила ради Горького мужа, тайного советника Желябужского с десятилетней дочерью Катей и восьмилетним Юрием.

Андреева познакомилась с Алексеем Максимовичем еще в 1900 г. в Ялте. Натура увлекающаяся, она, как тогда говорили, ушла в революцию, вступила в большевистскую партию и стала личным другом Ленина. Вместе с ней пришел к большевикам и Горький.

Наверное, это и впрямь была настоящая любовь, хотя трудно представить рядом двух столь несхожих людей, несхожих даже внешне. Она любила дорогие украшения и платья; он постоянно носил странный наряд, изобретенный им самим, - всегда в черном, в косоворотке из тонкого сукна, подпоясанной узким кожаным ремешком, в суконных шароварах, высоких сапогах и романтической широкополой шляпе, прикрывавшей волосы, спадавшие на уши.

Андреева пожертвовала во имя любви к Горькому всем: своей артистической карьерой, возможностью блистать в обществе и быть рядом с детьми, благополучным бытом. Теперь ее беспокоил его кашель, аппетит, покой и комфорт.

Саша Черный в «Почтительной акварели» заметил:

«Ей-богу, даже вурдалак

Смягчился б сердцем, если б в лодке

Услышал голос кроткий-кроткий:

«Алеша, ты б надел пиджак…»

Имел бы я такую мать,

Сестру, свекровь иль даже тетку,

Я б надевал, влезая в лодку,

Под шубу пиджаков штук с пять…»

В 1906 г. Горький и Андреева отправились в далекий заокеанский вояж, в Америку. Их целью было выполнение важного партийного задания - собрать деньги в кассу большевиков. В Штатах Максим Горький страстно разоблачал реакционную политику царизма и просил денег на поддержку революции в России, но американцы почему-то больше интересовались статусом сопровождавшей Горького дамы, нежели проблемами всероссийского бунта. Пуритански настроенным американцам совсем не нравилось, что незамужняя актриса и неженатый писатель пытались поселиться вдвоем в одном гостиничном номере. Их то и дело изгоняли из отелей - из одного, другого, третьего... Тогда Алексей Максимович и Мария Федоровна поселились у дочери знаменитого врача, у которого они консультировались по поводу туберкулеза - у Джона Мартина.

Денег собрали немного - около 10 тысяч долларов. Но зато блестяще справились с другой партийной задачей: после ряда обличительных выступлений Горького в американской прессе США отказались предоставить царскому правительству заем в полмиллиарда долларов.

Возврата на родину теперь для них не было. Влюбленные уехали на Капри. Алексей Максимович очень нуждался в лечении, и Андреева стала для него не только секретарем, переводчиком, другом, любовницей, но и заботливой сиделкой.

Гостей бывало изрядно, и всех надо было принять, устроить, накормить. Несколько раз приезжал Ленин. Жили влюбленные не роскошно, но достойно. Большая часть значительных писательских гонораров перекочевывала в партийную кассу. Мария Федоровна, привыкшая жить на широкую ногу, часто нуждалась в деньгах. Она серьезно занялась переводами произведений мужа на французский, немецкий, итальянский, которые знала в совершенстве, и с этих языков на русский. Андреева собрала и перевела на русский итальянские сказки, текст которых затем отшлифовал Горький и они стали одной из его знаменитых книг.

В феврале 1913 г., в связи с 300-летием дома Романовых, в России была объявлена политическая амнистия. Андреева смогла наконец-то вернуться домой. В 1914 г. в Россию вернулся и Горький.

Еще в бытность на Капри Горький увлекся другой женщиной, Андреева не смогла простить этого. Разрыв был спокойным, без истерик. А чуть позже ее место заняла другая - М.И.Закревская-Бенкендорф-Будберг, Мура.

Мария Федоровна Андреева прожила долгую и деятельную  жизнь. Она умерла 85 лет от роду, 8 декабря 1953 г. У гроба говорили пламенные речи, вспоминали, что свою жизнь пламенная революционерка и солдат партии отдала служению народу. Но мало кто из провожающих Андрееву в последний путь знал, что ушла из жизни женщина, о которой поэт Саша Черный написал:

«Из взбитых сливок нежный шарф…

Движенья сонно-благосклонны,

Глаза насмешливой мадонны

И голос мягче эха арф»…

МУЗЫКАЛЬНЫЙ НОМЕР. МЕДЛЕННЫЙ ВАЛЬС «САНТА ЛЮЧИЯ».

ВЕДУЩИЙ:

Италия занимала особенное место в биографии Горького. Эта страна в XIX и начале XX века была в значительной степени русской. В Риме группировались журналисты и художники. Милану отдавали предпочтение певцы и музыканты. Нерви привлекало тех, кому надо было лечиться. Что касается Капри, то здесь преобладали литераторы, в летние месяцы бывало немало студентов – будущих художников и музыкантов, которые учились в Неаполе и Риме.

Дом Горького быстро стал центром притяжения на Капри, собирая  многочисленных гостей. Однажды даже произошел забавный случай: один проходивший мимо англичанин принял его за ресторан. Прошел на веранду и потребовал ужин. Его обслужили. Но когда хотел расплатиться, денег не взяли и объяснили, что здесь не ресторан. Англичанин очень смутился, долго с извинениями тряс руку Горькому, а на следующий день прислал огромный букет цветов.

Всегда желанным гостем в доме Горького был Федор Иванович Шаляпин. В первый раз Горький и Шаляпин встретились в 1900 году, когда первому из них было 32 года, а второму 27 лет. С тех пор оба начали называть друг друга «друзьями детства». Отношения у них и правда сложились немного детские: они дурачились, гонялись друг за другом прямо на публике, о чем фотохроника сохранила немало свидетельств. Когда Горький и Шаляпин появлялись вместе, это производило необычайный фурор.

Почти анекдотическая история произошла с хорошими приятелями — Федором Шаляпиным и Максимом Горьким, когда они еще не знали друг друга.

Как-то 15-летний Шаляпин обратился в дирекцию театра в Казани с просьбой прослушать его и принять в хор. Но из-за мутации голоса на прослушивании он спел чрезвычайно плохо. Вместо Шаляпина в хористы приняли какого-то долговязого 19-летнего парня с чудовищным «окающим» говором. Свое первое фиаско Шаляпин запомнил на всю жизнь, а этого долговязого конкурента надолго возненавидел.

Спустя годы Шаляпин познакомился с Максимом Горьким, которому и рассказал о своей первой певческой неудаче. Услышав рассказ, Горький рассмеялся:

- Дорогой Феденька, так это ж был я! Меня, правда, скоро выгнали из хора, потому что голоса у меня вообще не было никакого.

Дружба двух корифеев продлилась 30 лет. И даже политические разногласия не смогли охладить их отношения.

6 января 1911 года Шаляпин выступал в петербургском Мариинском театре в «Борисе Годунове» На сцене грянули «Боже, царя храни!». Хористы ринулись к царской ложе и рухнули на пол. Шаляпин тоже опустился на одно колено. Когда дали занавес, выяснилось, что эта верноподданническая акция была продумана артистами заранее – они надеялись растрогать царя и подать ему петицию о прибавке к пенсии. Царь и в самом деле в тот вечер подписал соответствующий указ. Итогом участия Шаляпина в этой акции стала развернутая кампания с осуждением поступка певца. Шаляпин был настолько подавлен происходящим, что несколько раз пытался покончить самоубийством.

Певец всё же решился приехать к Горькому на Капри. Он плакал несколько дней, просил прощения. И Горький начинает долгую, трудную кампанию по реабилитации Шаляпина. Он пишет статьи в его защиту, лично просит видных интеллигентов. В 1915-1916 годах Горький, со слов Шаляпина, пишет биографию певца. Она сначала частями печаталась в 1917 году в журнале «Летопись», основанном писателем.

Шаляпин после 1922 года - за границей. Горький всё заметнее отдаляется от него, отходит с затаенной болью, но твердо - по-горьковски. Время, пространство и политика навсегда развели друзей навсегда.

АЛЕКСЕЙ ПЛЮЩЕВ. 2 НОМЕРА.

ВЕДУЩИЙ: Горький и революция - тема столь же канонически звучащая, сколько и неоднозначная. Реальность оказалась весьма далека от идиллических представлений о новом, социалистическом рае. Хаос, охвативший страну после октябрьских событий, вызывал, скорее, ужас. В это время Горький издает газету «Новая жизнь», просуществовала она чуть более года. Почти в каждом номере - горьковская статья. В одной из них автор подписывает свой приговор революции: «это взрыв зоологических страстей». Позже эти  статьи были объединены в две книги - «Революция и культура» и «Несвоевременные мысли».

В том числе, чтобы спасти от голода нуждающихся литераторов, Горький организовывает издательство «Всемирная литература». Он стал инициатором создания и первым председателем Союза писателей СССР. Ему же принадлежит заслуга спасения от ареста, гибели представителей интеллигенции. Часто в эти годы Горький был последней надеждой преследуемых новой властью.

Но отношения с руководством страны были очень сложными, особенно с Зиновьевым, одной из самых влиятельных фигур советской верхушки. Горькому неоднократно намекали на необходимость выехать лечиться за границу, и, когда прозвучала ленинская фраза: «Поезжайте, иначе мы Вас вышлем», чемоданы, наконец, были собраны. Сейчас выезд Горького оценивают однозначно как эмиграцию.

Эта поездка за границу, в отличие от итальянских каникул, стала для Горького настоящим проклятьем. Он ездил по Европе из города в город - из Хельсинки в Прагу, из Праги в Берлин, из Берлина в Париж - нигде не находя пристанища. Он везде был чужой и везде был один - ни белый эмигрант, ни большевик.

5 апреля 1924 г. Горький с сыном, невесткой и другом семьи И.Н. Ракицким уехал из Мариенбада в Италию. Поселившись в неаполитанском отеле «Континенталь», он начал искать место постоянного проживания. Им стало Сорренто. Здесь прошли несколько лет жизни писателя, наполненные интенсивным творческим трудом - была создана повесть «Дело Артамоновых», три тома монументальной эпопеи «Жизнь Клима Самгина», «Заметки из дневника», пьесы, очерки и воспоминания, написано огромное количество публицистических статей.

Жизнь на вилле «Иль Сорито» в многочисленной компании домочадцев текла шумно и весело. 17 августа 1925 г. произошло событие: родилась внучка Марфа. Вторая внучка Горького Дарья тоже появилась в Сорренто 12 октября 1927 г. В доме постоянно было много гостей, которые вместе с горьковской семьей разыгрывали шуточные сценки и шарады, импровизировали и веселились. Издавался даже домашний журнал «Соррентийская правда», который иллюстрировал Максим Пешков, – с юмористическими рассказами и стихами, забавными карикатурами. Италия стала второй родиной Горького, страной, которую, по собственному признанию, он нежно любил. Уезжая из Сорренто навсегда, Горький взял с собой две картины: написанный П.Д.Кориным пейзаж «Панорама Сорренто» и морской пейзаж «Пляж Реджина Джованни» работы Н.А.Бенуа. Их и сегодня можно увидеть в московском Доме-музее А.М.Горького на Малой Никитской, в кабинете и спальне писателя.

ДЕНИС АРТЕМЬЕВ. САНТА ЛЮЧИЯ.

ВЕДУЩИЙ:

Чуть только успокоился Горький в любимом Сорренто, снова начал писать, как им заинтересовался новый советский вождь. Начиная с 1925 г., в Сорренто все чаще приезжают официальные советские лица: полпред в Италии К.К.Юреньев, полпред в Англии Л.Б.Красин, посол Советского союза в Италии П.М.Керженцев, руководитель Наркомата внешней торговли Я.С.Ганецкий, глава правительства Украинской ССР В.Чубарь и др. В начале июля 1927 г. Горького посетил полномочный посол СССР в Италии Л.Б.Каменев с женой. И все они в один голос говорят, как ждут, как ценят писателя на родине, как заинтересована власть в его возвращении. Практически ежедневно Горький получает по 40- 50 писем, в которых его зовут домой члены правительства, писатели и ученые, рабкоры и селькоры, домашние хозяйки и дети. К концу 1927 г. у него сложилось мнение, что на родине его примут с радостью. В сентябре-октябре 1927 г. в СССР отметили 35-летие литературной деятельности писателя, а в связи с подготовкой 60-летнего юбилея Горького (март 1928 г.) по распоряжению правительства образовали комитет, в который вошли Н.И.Бухарин, А.В.Луначарский, И.И.Скворцов-Степанов, Я.С.Ганецкий. М.Н.Покровский, А.Б.Халатов и др.

Горький наотрез отказался от чествования, написав об этом 30 ноября 1927 г. И.И.Скворцову-Степанову. Тем не менее, юбилей Горького широко отмечался советской общественностью. И вот, 28 мая 1928 г. после шести с половиной лет отсутствия писатель приехал в Москву.

Страна поразила его. На одном из собраний он признался: «Мне так кажется, что я в России не был не шесть лет, а по крайней мере двадцать». Он жадно стремился узнать эту незнакомую ему страну и тотчас начал ездить по Советскому Союзу. Итогом этих путешествий стала серия очерков «По Союзу Советов».

Работоспособность Горького в эти годы была поразительна. Кроме многосторонней редакторской и общественной работы, он много времени отдает публицистике (за последние восемь лет жизни им опубликовано около 300 статей) и пишет новые художественные произведения. В 1930 г. Горький задумал драматическую трилогию о революции 1917 г. Закончить он успел только две пьесы: «Егор Булычев и другие» (1932), «Достигаев и другие» (1933). Также неоконченным остался четвертый том «Самгина» (третий вышел в 1931 г.), над которым Горький работал в последние годы.

Впрочем, активность Горького была недолгой. 1934 г. он похоронил сына и совсем сдал. Смерть Максима была скоропостижной - холодным майским вечером после очередного партийного банкета он присел на лавочку перед домом и заснул, ночь не прошла бесследно - он простудился, врачи оказались бессильны.

В 1936-ом ушел из жизни сам Горький. Последние годы жизни тяжело больного писателя были, с одной стороны, полны безграничного восхваления – по возвращении в СССР Алексей Максимович получил орден Ленина (1933) и был избран главой Союза советских писателей (1934). Правительство предоставило ему роскошный особняк в Москве, принадлежавший до революции миллионеру Николаю Рябушинскому (теперь – музей Горького), а также фешенбельную дачу в Подмосковье. Во время демонстраций Горький поднимался на трибуну мавзолея вместе со Сталиным. Одна из главных московских улиц, Тверская, была переименована в честь писателя, так же, как и его родной город, Нижний Новгород. Самый большой самолет в мире, АНТ-20, построенный в середине 1930-х годов бюро Туполева, был назван «Максим Горький». С другой, за все эти почести приходилось платить - писатель жил в практической изоляции под постоянным контролем.

С юности Горький панически боялся гриппа. И, по иронии судьбы, эта болезнь стала для писателя роковой. По возвращении в СССР Горький поселился в Крыму - московский климат ему категорически не подходил. Получив в мае 1936 г. известие о болезни любимых внучек, он спешно покинул Крым и приехал в столицу. Навестил внучек, поплакал на могиле сына. И слёг…  За день до смерти Горький сказал Липе Чертковой: «А я сейчас с Богом спорил… ух, как спорил!». Через день, 18 июня, он закончил этот спор навеки. Или ушел доспорить лично - это уж кому как нравится.

МУЗЫКАЛЬНЫЙ НОМЕР. ТАНГО «УТОМЛЕННОЕ СОЛНЦЕ»

Ведущий:

Хотя практически сразу же после смерти Горького, открывшей печально известное «дело врачей», поползли слухи об убийстве пролетарского писателя и его сына Максима, доказательств этого не существует. Тело Горького, вопреки завещанию похоронить его рядом с сыном на кладбище Новодевичьего монастыря, было по постановлению Политбюро ЦК ВКП(б) кремировано, урна с прахом помещена в Кремлевскую стену.

Горький сегодня – третий по известности после Толстого и Достоевского русский писатель в мире. Его творчество неисчерпаемо и многогранно, как магический кристалл. Именно поэтому сегодня стоит помнить, читать и перечитывать странного, неровного и сильного писателя Максима Горького.

БИБЛИОГРАФИЯ

  1. А.М.Горький// https://um.mos.ru/personalities/37878/
  2. Детство писателя Максима Горького// http://putdor.ru/famous/detstvo-pisatelya-maksima-gorkogo.html
  3. Зиолковская А.В., Рудычева И. А. Иовлева Т. 50 знаменитых любовниц: Андреева Мария Федоровна// http://litresp.ru/chitat/ru/%D0%97/ziolkovskaya-alina-vitaljevna/50-znamenitih-lyubovnic/3
  4. Максим Горький и Федор Шаляпин: дружба длиной в 30 лет // https://alisa2002marina.blogspot.ru/2017/02/30.html
  5. Максим Горький, также известный как Алексей Максимович Горький// http://www.epwr.ru/quotauthor/516/
  6. Миргазизов Р. Максим Горький студентом не стал, но университеты прошел//  http://rt-online.ru/p-rubr-obsh-37280/
  7. Немировская Д. О дружбе Максима Горького и Фёдора Шаляпина// https://www.chitalnya.ru/work/1409063/
  8. Ревякина И. А. Шаляпин и Горький: Двойной портрет в Каприйском интерьере// https://refdb.ru/look/2569988-pall.html
  9. Спиридонова Л. Максим Горький в Сорренто// http://www.premiogorky.com/russia-italy/publications/138
  10. Ярдаева М. Горький против Пешкова// https://yardaeva.ru/content/343.html