Я расскажу вам о времени. 125 лет со дня рождения Маяковского

 

СЦЕНАРИЙ ЛИТЕРАТУРНО - МУЗЫКАЛЬНОЙ ГОСТИНОЙ

«Я РАССКАЖУ ВАМ О ВРЕМЕНИ», ПОСВЯЩЕННОЙ 125-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ В.В.МАЯКОВСКОГО

В центре зала ширма с портретом В.В.Маяковского, экран, плакаты. В центре стол для ведущих. Звучит инструментальная музыка. Зрители, приглашенные и гости города занимают свои места.

Ведущий: Добрый день, дорогие друзья! Мы открываем новый сезон нашей литературной гостиной вечером, посвященным 125-летию со дня рождения Владимира Владимировича Маяковского - поэта-трибуна, поэта-глашатая и, пожалуй, самого страстного лирика ХХ века. Маяковский о себе говорил: «Я — поэт. Этим и интересен». Однако спустя многие годы нам интересно узнать не только знаменитого мастера слова, прославленного гражданина, но и «просто человека». Обычно Маяковский предстаёт в хрестоматийном образе агитатора, горлана, главаря, редко встававшего «на горло собственной песне», но был ли он таким? А если не был, то каким был?

Я сошью себе чёрные штаны
из бархата голоса моего.
Жёлтую кофту из трёх аршин заката.
По Невскому мира, по лощёным полосам его,
профланирую шагом Дон-Жуана и фата.

Пусть земля кричит, в покое обабившись:
"Ты зелёные вёсны идешь насиловать!"
Я брошу солнцу, нагло осклабившись:
"На глади асфальта мне хорошо грассировать!"

Не потому ли, что небо голубо,
а земля мне любовница в этой праздничной чистке,
я дарю вам стихи, весёлые, как би-ба-бо,
и острые и нужные, как зубочистки!

Женшины, любящие мое мясо, и эта
девушка, смотрящая на меня, как на брата,
закидайте улыбками меня, поэта,-
я цветами нашью их мне на кофту фата!

Композиция «20-е годы». Театр моды «Кринолин»

Ведущий: Маяковский родился 7 (19) июля 1893 года в Багдати Кутаисской губернии, а умер 14 апреля 1930 года в Москве. Между двумя этими датами - всего 37 лет. В них уместилась смерть отца -  Владимир Константинович Маяковский (1857-1906), служил лесничим в Багдатском лесничестве. Он  умер от заражения крови после того, как уколол палец иголкой, сшивая бумаги - с тех пор Владимир Маяковский имел фобию перед булавками, иголками, заколками, опасаясь заражения, он избегал рукопожатий и даже дверные ручки не открывал иначе как обернув платком или бумагой.

В них уместились три ареста - еще мальчишкой Маяковский познакомился с революционно настроенными студентами, начал увлекаться марксистской литературой и в 1908 году вступил в РСДРП. Партийная кличка его была товарищ Константин. В течении 1908-1909 годов Владимира трижды арестовывали, однако по причине несовершеннолетия и отсутствия улик вынуждены были отпускать на свободу. Но во время третьего ареста Маяковский провёл 11 месяцев в одиночной камере. С тех пор он не выносил одиночества. Зато начал писать стихи.

Я сразу смазал карту будня,
плеснувши краску из стакана;
я показал на блюде студня
косые скулы океана.
На чешуе жестяной рыбы
прочел я зовы новых губ.
А вы
ноктюрн сыграть
могли бы
на флейте водосточных труб?

Музыкальная пауза

Ведущий: Затем будет первая книга - сборник «Я» был опубликован в 1913 году и состоял всего из четырёх стихотворений, первое публичное выступил в артистическом подвале, который носил название «Бродячая собака», первое  турне по России вместе с членами группы кубофутуристов, где Маяковский читал лекции и свои стихи. Случится судьбоносная встреча с Горьким и еще более судьбоносная встреча с семьёй Брик.

Октябрьскую революцию великий поэт встретил в штабе восстания в Смольном. Он сразу же стал сотрудничать с новой властью и стал ее глашатаем - достаточно вспомнить «Оду революции» и «Наш марш». На первую годовщину революции была презентована пьеса «Мистерия-буфф.

Увлекался Маяковский и киномастерством. В 1919 году в свет вышло три киноленты, в которых Владимир выступил актёром, сценаристом и режиссёром. Тогда же поэт начал сотрудничать с РОСТА и трудился над агитационно-сатирическими плакатами. Параллельно Маяковский работал в газете «Искусство коммуны».

Кроме того, в 1918 году поэт создал группу «Комфут», направление которой можно охарактеризовать как коммунистический футуризм. Но уже в 1923 году Владимир организовывает другую группу – «Левый фронт искусств», а также соответствующий журнал «ЛЕФ».

Не менее важным и насыщенным был для Маяковского период частых путешествий. В течении 1922-1924 годов он посетил Францию, Латвию и Германию, которым посвятил несколько произведений. В 1925 году Владимир отправился в Америку, побывав в Мехико, Гаване и многих городах США.

Ну и, конечно, колесил по родной стране. Маяковский дважды приезжал в наш город – в ноябре 1926 и 1927 годах. Первый приезд поэта 27 ноября 1926 года был коротким - всего один вечер, но зато это выступление стало исторически самым продолжительным по времени – оно длилось более 4,5 часов.

«Поэзия – вся! – езда в незнаемое», - декларировал В. Маяковский, говоря о своих неустанных поисках новых художественных форм, как о добыче радия. Я «до путешествий очень лаком», писал он в автобиографии, «… продолжаю прерванную традицию трубадуров и менестрелей. Езжу по городам и читаю: Новочеркасск, Ростов, Винница, Харьков, Тифлис, Париж, Берлин, Казань…». Он не только знакомил провинциального читателя со своим творчеством, но и прислушивался к его суждениям, знакомился с местными поэтами. В своей гражданской исповеди «Я сам» Маяковский поставил Новочеркасск на первое место, предпочтя его не только "буржуазным» столицам – Парижу и Берлину, но и городам вновь рожденных тогда республик. Таков был дух нашего города.

Посетив  в впервые  наш город осенью 1926 года, он написал: «Здесь жить и я бы начал».

О том, что Маяковский написал новое произведение, страна узнавала не столько из статей, рецензий или газетной хроники, сколько из афиш, извещавших о выступлении поэта с чтением новых стихов. Эти афиши, как трубные звуки, оповещали о предстоящей громкой встрече. Эти афиши появлялись и в крупных, и в малых городах огромной страны. Афиши были не просто извещением о приезде знаменитого поэта, они были своего рода литературными произведениями, которые Маяковский писал для расклеивания на городских стенах и заборах. Афиши содержали не столько программу предстоящего выступления, сколько были шифрованной рекламой идей. Афиша заставляла теряться в догадках,   томиться от грозных предчувствий. Например: « Семь или 2 000 000», «Альбом тёти или площадь революции», «Куда идёшь? В уборную иду на Ярославский». Афиша программного вечера в Новочеркасске в НПИ от 27 ноября 1926 года гласила: «Поп или мастер?».

Афиша гласила, что поэт поведет разговор на тему «Поп или мастер», а это означало, что будет дан бой «литературному поповству» и «шаманству», культу вдохновения и волшебной лирике, тому, что отрывает творчество от трудовой жизни. Маяковский был убежден, что поэзия – это трибуна, с которой нужно призвать к борьбе с недостатками и слабостями, мешающими жить хорошо. Надо отметить, что это выступление было одним из самых продолжительных во всей биографии поэта-трибуна и длилось 4,5 часа.

Это была встреча не только с вузовцами, но и со всеми жителями города. Билеты на вечер продавались свободно. Аудитория была забита до отказа, слушатели заняли все проходы.

Публика собралась и та, которая разделяла взгляды поэта, и та, которая не воспринимала ни стиль, ни форму его творчества. Было много записок и выкриков с мест. Пикировка между лектором и слушателями произошла серьезная. Сохранилась стенограмма вечера. В ней находим: один из студентов выкрикнул:

«Маяковский! Вы что, думаете, мы все идиоты?». Поэт за ответами в карман не лез, они были достаточно колкими и обидными:

«Почему все? Пока я вижу перед собой одного».  Зал смеялся вместе с поэтом.

«Многие делают вид, будто не понимают меня, - это смешно» – сказал он.

«И мы с женой не понимаем вас», - раздался вдруг голос пожилого ученого в очках.

«Нужно иметь умную жену!» – парировал поэт в левый угол, где, по-видимому, собралась оппозиция.

Вопросов и ответов было очень много. Встреча длилась около 5 часов. Расходились в половине первого ночи. Заканчивая выступление, В.В.Маяковский обещал приехать в Новочеркасск через год. Свежие впечатления от посещения нашего города мы находим в одном из его писем, которое поэт написал через три дня после выступления, 29 ноября 1926 года: «В 10 часов приехал в Ростов… Ростов тоже не роза! Местный хроникер сказал мне, гуляя по улице: «Говорят, гений и злодейство несовместимы, а у нас в Ростове они слились вместе». В переводе это значит, что у них несколько месяцев назад прорвались и соединились в одно канализационные и водопроводные трубы!... Можешь представить, что я делал в Ростове. Я пил нарзан, и мылся нарзаном, и чистился - еще и сейчас весь шиплю.

Такова интеллектуальная жизнь. С духовной и романтической стороны тоже не важно. Единственный романтический случай, и тот довольно странный. После лекции в Новочеркасске меня пригласил к себе в кабинет местный профессор химии и усердно поил собственным вином собственных лоз из мензурок и пробирок, и попутно читал свои 63-летние стихи. Так как вино было замечательное, а закуски никакой, кроме разных «марганцев и ангидридов», то пришлось очень быстро повеселеть и целоваться с влюбленным в поэзию химиком… Колбочки очень тоненькие, и если их просто ставить на стол, они, оказывается, разбиваются… я это быстро понял и взялся за свой плоский стакан, но увидел только чехол, а сам стакан сперли студенты на память…»

Этим гостеприимным «влюбленным в поэзию химиком» был профессор, заведующий кафедрой пищевых веществ Александр Алексеевич Киров.  

Свое обещание – приехать через год – Маяковский выполнил, посетив Новочеркасск еще раз в ноябре 1927 года. А в память о первом посещении поэтом Новочеркасска на корпусе ХТФ установлена мемориальная доска. Она гласит: «В этом здании 27 ноября 1926 года выступал лучший, талантливейший поэт советской эпохи Владимир Владимирович Маяковский.

Итогом поездки Маяковского в Новочеркасск  стало его стихотворение «Голубой лампас», впервые опубликованное в феврале 1928 года.

Рэп «Голубой лампас»

Во второй приезд, в ноябре 1927 года, Маяковский жил в Новочеркасске несколько дней, за это время состоялось 10 выступлений и встреч с жителями Новочеркасска.

Как встретил его наш город Маяковского через год в ноябре 1927 года, мы узнаем из старенькой рукописи журналиста В.И.Сердюкова, восстанавливавшего по крупицам исторический приезд  поэта в Новочеркасск. Виталий Иванович разыскивал в музее Маяковского в Москве стенограммы вечеров, искал участников бесед в литкружках, переписывался с дочерью и сестрой поэта, а также  со слов П. Лавута – устроителя выступлений.

«Грязный неприветливы вокзал встретил сошедшего с поезда поэта. Долго искали извозчика. Наконец нашли… с вокзала плелся в гору на одноконке. Извозчик с окладистой бородой. Маяковский спрашивает его о временах, когда в городе были белые: «Много у вас тут сволочей перебывало?» Извозчик басом отвечает: «Хватало…» «А какие в вас знаменитости, кроме белых генералов?» Извозчик спокойно: «А вот сейчас будет Ермак…»

Поэт распрощался с извозчиком, и вместе с П. Лавутом пошел по Платовскому проспекту. Его поразило то, что повсюду на вывесках многих предприятий названия писались по-немецки, по-французски, мелькали заграничные фамилии.

«Будто на западе где-то рожден

Город по-разному окрещен.

Кино «Поте», кино «Солей».

Заводы немцем каким-то названы.

Нету ли здесь Елисейских полей?»

Разместился поэт в гостинице Южная (ныне торговый центр «Южный»). Комната была на втором этаже и выходила окнами на угол Платовского проспекта и улицы Московской. Под окнами собирался народ, добиваясь аудиенции с поэтом. Расспрашивали о новых стихах, а многие просто мешали, ходили за ним толпой.

«Свеж молодежи воздух осенний,

Гуляет по улице города – житель –

народ наблюдений, народ обобщений –

студент энергетик, биолог, строитель.

Идет Маяковский, а юный народ,

Споры, забыв, о науке и боге,

разноголосой речкой течет,

двигая быстро за ним свои ноги».

Выход Маяковского на улицы города всегда проходил в сопровождении  молодежной свиты. В свите бывали и милиционеры, дружившие с поэзией. Однажды на улице Московской к Маяковскому подошли два милиционера  попросили поставить автограф на книгах со стихами поэта. Подписывая, Маяковский усмехнулся: «Я – любимый поэт милиции». И получил ответ: «Ну, а как же, - улыбаясь, сказал один из них, - мы вас в клубе каждый день читаем». И цитирует, на удивление Маяковскому, строки из стихотворения «Московский Китай».

Выступал поэт в этот приезд много: в клубе ВУЗов (ныне городской ДК), в школе №1, в Центральной Городской библиотеке, в Драматическом театре (ныне строительный техникум), в кинотеатре «Солей» (ныне торговый центр «Победа»), были встречи с членами литературных групп зооветеринарного, политехнического институтов.

Любовь Карабедова «Секрет молодости»

Ведущий: Роковой 1930 год начался для величайшего поэта с многочисленных обвинений коллег. Маяковскому заявили, что он не является истинным «пролетарским писателем», а всего лишь «попутчик». Но, несмотря на критику, весной того года Владимир решил подвести итоги своей деятельности, для чего организовал выставку под названием «20 лет работы».

Выставка отображала все многогранные достижения Маяковского, но принесла сплошные разочарования. Её не посетили ни бывшие коллеги поэта по ЛЕФу, ни высшее партийное руководство. Это был жестокий удар, после которого в душе поэта осталась глубокая рана.

14 апреля Владимир Маяковский выстрелил себе в грудь, что и стало причиной его смерти. Кто и что загнал поэта в глухой угол, откуда он не видел другого  выхода, кроме самоубийства? Нападки на его творчество? Или - одна из версий - любовь, женщины?

Композиция «Леди Стим-панк». Театр моды «Кринолин»

Ведущий:

История любви Лилии Брик и Владимира Маяковского – это история любви-болезни, любви-наркотика, любви-зависимости. Можно только догадываться о том, что на самом деле руководило их чувствами и поступками, но одно известно точно – любовь Маяковского и Брик – это одна из самых ярких и красивых историй любви XX столетия.

Знакомство Маяковского и Лили Брик началось благодаря тому, что Маяковский некоторое время ухаживал за ее сестрой Эльзой. Он бывал в ее доме, был знаком с родителями и приводил их в ужас своими футуристическими выходками.

Знакомство состоялось летом 1915 года. На тот момент Лили (на самом деле возлюбленную Маяковского звали именно так – Лили, Лилей стал называть её сам поэт) было 24 года. Будучи вполне обеспеченным деловым человеком, Осип Максимович Брик – муж Лили – разглядел в молодом человеке поэтический талант и заинтересовался им. Знакомство переросло в дружбу, и в скором времени Владимир Маяковский стал постоянным гостем в доме Бриков. Они полюбили его творчество, а он… А он полюбил Лилю.

Лиля Юрьевна Брик не отличалась особой красотой, была хрупкой, миниатюрной, с фигурой девочки-подростка. Но при этом она точно знала, как себя вести с мужчинами.

Маяковский писал любовные стихи как конвейер, он сходил с ума от обожания. Осип Брик издаёт его поэму «Облако в штанах» – он был единственным, кто откликнулся и решился её напечатать. Поэма мгновенно получила посвящение «Тебе, Лиля». Впоследствии всё, что делал Маяковский, было посвящено всего лишь одной-единственной женщине.

Все трое из этого любовного треугольника жили вместе, но собственной жизнью: Лиля крутила романы направо и налево – она была очень влюбчивой, ей доставляло удовольствие управлять мужчинами; Осип имел постоянную любовницу на стороне. А Маяковский уезжал из России, пытаясь забыться, не думать о Лиле. Он пытался связать свою судьбу с другими женщинами, в этих отношениях рождались дети - во время работы в "Окнах РОСТа" (1920 г.) Владимир Маяковский познакомился с художницей Лилией (Елизаветой) Лавинской, которая в 1921 году родила сына, назвав его эксцентричным двойным именем Глеб-Никита, а в июне 1926 г. появилась на свет дочь Маяковского - Патрисия Томпсон, с матерью которой - русской эмигранткой Элли Джонс - поэт познакомился во время поездки в США. Но, несмотря ни на что, Маяковский вновь и вновь возвращался к ней, к своей Единственной и Неповторимой.

А сенью 1928 года Маяковский неожиданно засобирался во Францию – якобы долечивать воспаление легких. Едва он уехал, кто-то шепнул Лиле, что на самом деле поэт отправился в Ниццу, чтобы встретиться там с Элли Джонс и своей маленькой дочерью. Лиля отчаянно искала выход. И нашла.

В Париже, куда Маяковский приехал из Ниццы, Эльза, надо полагать, по Лилиной просьбе, познакомила его с очаровательной 22-летней эмигранткой Татьяной Яковлевой, моделью Дома Шанель. И Маяковский влюбился в Татьяну, причем всерьез. В 1928 году вышло его стихотворение «Письмо товарищу Кострову о сущности любви», посвященное Яковлевой. Для Лили это означало крушение Вселенной.

«Письмо товарищу Кострову о сущности любви»

Ведущий:

Женитьбы не случилось. Опять таки, чтобы отвлечь от опасной соперницы Яковлевой, Лиля познакомила поэта с актрисой МХАТа Вероникой Полонской. В тот роковой день, 14 апреля, он был почти невменяем. (Весной 1930 года депрессия Маяковского достигла пика, и он уже с трудом себя контролировал.)  Маяковский вдруг стал грубо требовать, чтобы Нора бросила Яншина и вышла за него замуж. Говорил, что ему невыносимо тяжело жить одному, что ему страшно. Видя его состояние, Нора пообещала после спектакля объясниться с мужем и переселиться к поэту в Лубянский проезд. Когда она ушла – раздался выстрел.

Весть о смерти Маяковского застала Бриков в Берлине - весной 1930 года Лиля с Осипом вдруг решили уехать в путешествие. В Москве обезумевшую от горя Лилю ждал еще один удар: предсмертное письмо: «Товарищ правительство, моя семья – это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская. Если ты устроишь им сносную жизнь – спасибо».

Всю свою долгую жизнь Лиля Юрьевна проклинала эту берлинскую поездку, повторяя, что если бы она была рядом, Маяковский остался бы жив.

Имя Вероники Полонской, упомянутое в предсмертном письме, забудется как случайное, а в истории рядом с именем великого поэта останется только она, Лиля Брик, его вечная любовь.

…23 июля 1930 года вышло правительственное постановление о наследниках Маяковского. Ими были признаны Лиля Брик, мать и две его сестры. Каждой из них полагалась пенсия в 300 рублей, по тем временам немалая. Лиля также получила и половину авторских прав, другую половину поделили родные Маяковского.

Ведущий:

Известный факт: Однажды, выступая в Политехническом музее, Маяковский получил записку: «Ваши стихи слишком злободневны. Они завтра умрут. Вас самого забуду. Бессмертие - не ваш удел..»

- А Вы зайдите через тысячу лет, там поговорим, - отпарировал Маяковский.

Тысяча-не тысяча, а сто лет прошло, и он продолжает звучать «во весь голос».

Дорогие друзья, мы благодарим гостей и участников нашего вечера: Елену Мезину, Любовь Карабедову и Театр Авангардной моды «Кринолин» под руководством основателя - дизайнера Светланы Николаевны Работько. Театр занимается созданием дизайнерских коллекций одежды и театрализованными шоу-показами.

Список литературы

1. Акбашева, Г. Музыка в поэзии В.В. Маяковского // Вестник Казанского государственного университета культуры и искусств. 2009. №3. С. 91 - 93.

2. Бодров, М.С. Время и человек 20-х годов в поэзии В.В. Маяковского. Философско-этические проблемы. Рига: Изд-во Латвийского ун-та, 1987. 116 с.

3. Валавин, В.Н. Словотворчество Маяковского: Опыт словаря окказионализмов. Около 3500 слов. М.: Издательский центр «Азбуковник», 2010. 622 с.

4. Винокур Г.О. О языке художественной литературы. М.: Высшая школа, 1991. 448 с.

5. Винокур, Г.О. Маяковский - новатор языка. Изд. 2-е, стереотипное. М.: КомКнига, 2006. 134 с.

6. Гаспаров, М.Л. Современный русский стих. Метрика и ритмика. М..: Наука, 1974. 487 с.

7. Творчество В.В. Маяковского в начале ХХI века: Новые задачи и пути исследования. М.: ИМЛИ РАН, 2008. 800 с.

8. Тренин, В.В. В мастерской стиха Маяковского. М.: Советский писатель, 1991. 238 с.

9. Ушаков, А.М. Маяковский - вчера и сегодня (Вместо предисловия) //Творчество В.В. Маяковского в начале XXI века: Новые задачи и пути исследования. М.: ИМЛИ РАН, 2008. с. 7 - 40.

Автор-составитель сценария Валентина Трубицына