Моя двусмысленная слава (Игорь Северянин)

Моя двусмысленная слава…

Сценарий литературно-музыкального вечера

(К 120 летию со дня рождения Игоря Северянина)

 

В центре зала на рояле портрет известного поэта Серебряного века Игоря Северянина. Подсвечник, цветы расположены у портрета. Стулья расположены максимально близко к роялю, создавая тем самым камерную обстановку. У рояля расположился экран для демонстрации документальных снимков, видеопрезентации, посвященной биографии поэта. Звучит классическая музыка (в записи). Публика и артисты занимают свои места. Выходит пианист. Звучит произведение Шопена «Ноктюрн». Ведущая минуту позже выходит на сцену.

 

Ведущая (под музыку):

Добрый день, дорогие друзья! Мы рады нашей новой встрече в литературной гостиной! Россия начала XX века подарила миру Серебряный век и с ним - поэзию эмоций, символов и пророчеств. Много ярких звезд сияло на небосводе Серебряного века. Одна из них — Игорь - Северянин, сам себя провозгласивший гением и признанный поклонниками Королем поэтов. Его перу принадлежат стихи столь разные, что порой кажется, что они не могут быть написаны одним человеком. Лирические сонеты, полные иронии и пародийности "поэзы", исполненные романтичной мечтательности "грёзофарсы"… наверное, любой почитатель поэзии, какими бы ни были его поэтические пристрастия, может найти в стихах Северянина то, что станет отражением его чувств и мыслей. Давайте же откроем нашу встречу стихами поэта.

 

Чтец исполняет стихотворение Игоря Северянина

 

Музыкальный номер (танец«Чарльстон»)

 

Ведущая:

Так, кто же такой был Игорь Северянин? Почему именно он, а не кто-то другой получил почетное звание «Король Поэтов»?

Обратимся к интересным фактам из его жизни. На самом деле Северянин – это литературный псевдоним. Игорь Васильевич Лотарев, таково настоящее имя поэта, родился 4 (16) мая 1887 г. в Петербурге. Отец его, Василий Петрович, - военный инженер (выходец из "владимирских мещан"), дослужившийся до штабс-капитана, умер в 1904 г. сорока четырех лет. Мать происходила из известного дворянского рода Шеншиных, к коим принадлежал и А.А.Фет (1820-1892), а еще нити родства связывали его со знаменитым историком Н.М.Карамзиным. В 1896 г. родители развелись и будущий поэт уехал с отцом, вышедшим к тому времени в отставку, в Череповец. А после смерти отца, в 1904 г., поселился у матери в Гатчине. Учился он всего ничего, закончил четыре класса Череповецкого реального училища.

Стихи Северянин начал писать в 8 лет. Но, ни детские, ни юношеские опыты не привлекали внимания читателей и критики, и поэту пришлось издать более тридцати разных книжечек-брошюр за свой счет, рассылая их на отзыв в редакции журналов и именитым людям («Зарницы мысли», 1908, «Интуитивные краски», 1908, «Колье принцессы» 1910, «Электрические стихи», 1910, и др.).

Придумать псевдоним Лотареву помог его учитель и наставник, поэт Константин Фофанов. Впервые псевдоним появился на обложке брошюры 1908 года «Зарницы мысли». Причем интересно, что поэт настаивал на написании псевдонима «Игорь-Северянин» через дефис, так как для него Северянин было вторым именем, а не фамилией. По одной из версий псевдоним Северянин подчеркивает «северное» происхождение поэта. Кроме этого, в юности у Лотарева были и другие псевдонимы – «Мимоза», «Игла» и «Граф Евграф Д' Аксанграф».

Слава к Северянину пришла в сентябре 1909 года. Один журналист прочел Льву Толстому эротический триолет 22-летнего поэта:

«Вонзите штопор в упругость пробки,

И взоры женщин не будут робки!»

Ярость графа была безгранична: «Вокруг виселицы, убийства, похороны, а у них штопор в пробке». Вскоре эти слова были растиражированы во многих газетах. С тех пор и до настоящего времени стало хорошим тоном для критики ругать Игоря Северянина. А читатели знали и знают: раз ругают, значит, надо читать. Не прошло и полугода после стиха, взволновавшего Льва Толстого и возбудившего всю страну, как появился новый шедевр:

 

Это было у моря, где ажурная пена,
Где встречается редко городской экипаж...
Королева играла - в башне замка - Шопена,
И, внимая Шопену, полюбил ее паж.

Было все очень просто, было все очень мило:
Королева просила перерезать гранат,
И дала половину, и пажа истомила,
И пажа полюбила, вся в мотивах сонат.

А потом отдавалась, отдавалась грозово,
До восхода рабыней проспала госпожа...
Это было у моря, где волна бирюзова,
Где ажурная пена и соната пажа.

 

            Стоит ли удивляться, что в стане противников тут же нашлись талантливые подражатели. Невозможно удержаться, чтобы не прочитать замечательную пародию современника И.Северянина поэта А.Ширяевца, абсолютно точно передающую ритм и интонацию северянинского стиха:

 

 

Это было у сквера, где едят простоквашу,

Где фруктовые воды, это было вчера.

Там мне молвила Глаша: "О, клянусь, буду ваша!

И клянусь, что мамаша моя очень добра!"

Но причем здесь мамаша? - Я промолвил бледнея.

Ах, нельзя ль без мамаши - я поэт и эстет!

Но ответила Глаша: "Без мамаши не смею.

Буду ваша с мамашей, без мамаши же - нет!"

И ушла не простившись, не доев простокваши,

И меня до рассвета угнетала хандра.

Я хотел по декрету, без попов, без мамаши.

Так расстался я с Глашей. Это было вчера.

 

Музыкальный номер (танец «Матчиш»)

 

Ведущая:

Хотя поэт дожил в эмиграции до 1941 года, его поэтический Серебряный век умещается всего в 9 лет - с 1909-го до начала 1918-го. В 1911 году, чтобы закрепить успех, а, возможно, и с целью создать теоретическую базу своему поэтическому творчеству, идейной и содержательной основой которого являлось самое обычное противопоставление поэта толпе, Северянин основывает в Петербурге кружок «Ego», с которого и начался эгофутуризм.

А чуть позже, в январе 1912 года, в Петербурге создается «Академия эгопоэзии», под крышей которой вокруг своего лидера И.Северянина объединяются еще не имевшие литературного опыта Г.Иванов, К.Олимпов и Грааль-Арельский. Ими был выпущен манифест Вселенского эгофутуризма под громким названием «Скрижали эгопоэзии». Впрочем, течение просуществовало совсем недолго. Между «Прологом эгофутуризма» и его «Эпилогом» прошел всего лишь год. После ожесточенной полемики отцы-основатели Олимпов и Северянин, наговорив друг другу множество неприятных слов, разошлись; затем публично отреклись от «Академии» Грааль-Арельский и Г.Иванов…Справедливости ради надо сказать, что кроме Игоря Северянина это течение не дало ни одного сколько-нибудь яркого поэта.

В эти годы слава Северянина воистину граничила с идолопоклонством. Поэтические вечера ломились от восторженно публики, сборники стихов выпускались огромными тиражами и расхватывались, как горячие пирожки. Особый успех принесли Северянину его «поэзоконцерты», с которыми он объездил чуть ли не всю Россию, а после эмиграции выступал в Европе. Сборник его стихов «Громокипящий кубок», который сопроводил восторженным предисловием Федор Сологуб, завоевал небывалое признание читателей и выдержал с 1913 по 1915 год девять изданий!

 

 

На некоторое время Северянин объединился с кубофутуристами (Маяковским, Д.Бурлюком и Каменским), к которым присоединился во время их турне по городам юга России в 1914 г. и принимал участие в их выступлениях в Крыму. Но Северянин и Маяковский - воистину лед и пламя, стоит ли удивляться, что союз был весьма и весьма недолгим! Последней каплей в отношениях двух поэтов стала дата 27 февраля 1918 года. На выборах короля поэтов в Москве, в Политехническом, первое место получил Северянин. Вторым был Маяковский, третье досталось К.Бальмонту. И. Северянин, как и должно королю, издает поэтический "Рескрипт короля".  

Отныне плащ мой фиолетов,

Берета бархат в серебре:

Я избран королем поэтов

На зависть нудной мошкаре.

Я так велик и так уверен

В себе - настолько убежден,

Что всех прощу и каждой вере

Отдам почтительно поклон...

...Я избран королем поэтов, -

Да будет подданным светло!

            1918

 

Музыкальный номер. О. Подворчан «Мне нравится» (М.Цветаева, М.Таривердиев)

 

Ведущая:

В начале 1918 года вместе с больной матерью Игорь Северянин выезжает из голодного Петрограда в эстонский поселок Тойла. В феврале 1920 года Эстония объявляет себя самостоятельной республикой. Поэт оказался по ту сторону российской границы. Долгие годы его не оставляет тоска по родине. "Я не эмигрант и не беженец. Я просто дачник", - говорил о себе И.Северянин.

В 1921 году в Тойла Северянин женится на дочери местного плотника Фелисе Круут - статной, сероглазой девушке. Хорошо начитанная, она сама писала стихи и помогала поэту с переводами с эстонского языка. Женитьба окончательно связывает Северянина с Тойла. Поэт полюбил залитые солнцем окрестные луга, высокие сосны, берег, с которого открывается прекрасный вид на море. Истинный рыболов, он часами удил на реке и на озерах.

С Фелиссой они прожили вместе 15 лет. Ей он посвятил свои лучшие любовные стихи.

Ты совсем не похожа на женщин других: 
У тебя в меру длинные платья, 
У тебя выразительный, сдержанный стих
И выскальзывание из объятья
Ты не красишь лица, не сгущаешь бровей
И волос не стрижешь в жертву моде.

Но в 1935 году Северянин расстается со своей возлюбленной и уезжает из Тойла. У него новая спутница жизни - Вера Борисовна Коренди, молодая учительница гимназии. Увлечение длилось недолго.  Понимая, какую ошибку он совершил, поэт пытается вернуться к жене, пишет ей: «Смертельно тоскую по тебе… Не отвергай, Фелисса: все в твоих руках — и мое творчество, и мой покой, и моя безоблачная радость». Однако, Фелисса не простила его.

В годы эмиграции Северянин выпустил 17 книг, но читателей становилось все меньше, тиражи книг были мизерными, и даже они не расходились. Последние годы поэт провел в нужде и безвестности. ». Он голодал. Целые дни ловил рыбу со своей голубой лодки и от сверкающей водной ряби стал терять зрение.

Он как-то приезжал в Париж. Ему устроили вечер, где он читал простые и грустные стихи: «У меня голубая лодка, у меня поэтесса жена. Последнее кончалось словами:  «Так каково быть поэтом На вашей жестокой земле…»

Для поэта наступили трудные годы. Он много выстрадал за пределами Родины. В письмах той поры Северянин постоянно жалуется на отсутствие денег, на долги, на полное одиночество. Он умер 20 декабря 1941 года в оккупированном немцами Таллине, в нищете и безвестности, вдали от родины. Ему шел только 55-й год.

 

         Остались стихи, будто эпитафия:

 

Меня положат в гроб фарфоровый
На ткань снежинок яблоновых, 
И похоронят (..как Суворова..) 
Меня, новейшего из новых. 
Не повезут поэта лошади
Век даст мотор для катафалка. 
На гроб букеты вы положите: 
Мимоза, лилия, фиалка. 
Под искры музыки оркестровой, 
Под вздох изнеженной малины, 
Она, кого я так приветствовал, 
Протрелит полонез Филины. 
Всем будет весело и солнечно, 
Осветит лица милосердье, 
И светозарно, ореолочно
Согреет всех мое бессмертье!

 

Музыкальный номер (романс «Белой акации гроздья душистые»)

 

Ведущий:

Кокетливый и нежный эгофутурист, певец куртизанок, он остался, как здания в стиле ар-нуво, чудом сохранившиеся до сих пор. Россия не ошиблась, выбрав его королем поэтов. Маяковский - трибун, Блок - пророк, а Северянин - просто король. Читая его стихи, люди, пусть ненадолго, всего-то лет на девять, почувствовали себя не подданными, а королями.

 

Музыкальный номер  (танец «Танго»)

По окончании вечера все участники выходят на сцену. Представление участников.